Igor (digest) wrote,
Igor
digest

  • Mood:

Эпидемия воспоминаний

Навеяно avva. Опять avva, снова avva!
Свой отъезд я помню смутно. Бесконечные проводы, пьянки и страшная психологическая нагрузка. Дело усугублялось еще и тем, что я сам того не ведая, попал в "элитный" список пассажиров ПЕРВОГО прямого рейса Кишинев - Тель Авив. Рейс откладывался раз десять: это приводило к моему внезапному "воскрешению" и как следствие, неминуемой попойке. Вспоминаю очередное откладывание рейса - на сей раз последнее, заверили меня, завтра точно улетим! - и очередную отвальную, после которой Л. чуть не разбил машину и не подрался с ментами. На следующее утро Л. приплелся на работу помятый и хмурый.. и тут увидел меня. Тогда он молитвенно воздел руки и полным муки голосом произнес: "Когда же ты наконец уедешь?!". А вы говорите антисемитизма не было...

Еще помню аэропорт и гигантскую толпу провожающих. Собрались в основном из-за отца, мои друзья уже были не в состоянии. Ради ПЕРВОГО международного рейса отъезжающим выделили аж депутатский зал. Аэропортовским служащим все было пофиг. Перетаскивая баулы и сумки через катушку, я неизменно "звенел", на что служащий, не поднимая головы, раз за разом нехотя спрашивал: "Оружие?", и получая отрицательный ответ, успокаивался. Впрочем, большой разницы между его спокойным и настороженным состояниями не наблюдалось. Разве что пограничники, буравящие бумаги и физию профессиональными взглядами, выполняли свою работу четко. Но как оказалось, и у них происходили сбои.

Среди ожидающих посадки, находящихся фактически ЗА СВЯЩЕННОЙ ГРАНИЦЕЙ пассажиров, вдруг оказался сотрудник отца П. в сильно подвыпившем состоянии и с полными руками каких-то пирожков. Расхаживая между креслами, он предлагал пирожки всем подряд, включая подвернувшегося прапорщика-погранца. - Спасибо, - отказался было прапорщик, но потом опомнился и подозрительно оглядел П. - Вы кто, гражданин? И уже истеричнее: - Как вы сюда попали?!!

П. и прапорщик ушли, полуобнявшись, а я неотрывно смотрел в экран телевизора, ибо за десять минут до октрытия шлюза на летное поле Михаил Сергеевич Горбачев зачитал бумагу о своем отречении от президентства и развале СССР. Вот такой символ, понимаешь. А в кармане у меня лежала краснокожая паспортина, правда, штаны были не широкие.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments